7-9 лет / Английский для совершенствующихся

Английский для совершенствующихся

Скотт Вестерфельд

Экстра

Английский для совершенствующихся 1

"Экстра": М.: Эксмо, СПб.: Домино; 2011

Аннотация

В этом городе "технари" без ума от новых новых технологий, "выскочки" живут ради слухов и сплетен, а пятнадцатилетняя Айя мечтает только о славе. Но что бы ни предпринимала Айя для повышения своей популярности, она до сих пор "экстра" — лишний, никому не интересный человек.

Но однажды она узнает очень важную тайну. Если с толком распорядиться открытием, мечта исполнится — и твое имя будет у всех на слуху. Вот только секрет ей достался из тех, которые способны полностью разрушить судьбу — не то что одного человека, но даже целого мира.

Скотт Вестерфельд

Экстра

Каждому, кто мне писал

и посвящал меня в тайный смысл

Часть первая

Полюбуйся

Вы все говорите, что мы вам нужны. Что ж, может быть, мы и вправду вам нужны, но не для того, чтобы вам помогать. Помощников у вас хватает. Все города скоро очнутся, и свободу обретут миллионы здравомыслящих людей. Вас будет более чем достаточно для того, чтобы вы изменили мир без нас. А мы с Дэвидом встанем на вашем пути. Понимаете, свобода, увы, ведет к разрушениям.

Прыжок

— Моггл, — прошептала Айя, — ты не спишь?

Что-то зашевелилось в темноте! Зашуршала стопка форменной одежды, будто там завозился маленький зверек. А потом из складок хлопка и паучьего шелка выбралось нечто и поплыло по воздуху к кровати Айи. Крошечным объективы уставились на нее пытливо и насторожено. В них отражался звездный свет, лившийся в открытое окно.

— Готов к работе? — улыбнулась Айя.

В ответ Моггл включил ночные фары.

— Ой! — Айя зажмурилась, — Не делай так! Ослепнуть. можно!

Она пролежала в кровати еще несколько секунд, дожидаясь, когда перед глазами исчезнут яркие пятна. Аэрокамера сконфуженно уткнулась в ее плечо.

— Ладно, ладно, Моггл-тян[1], — прошептала Айя. — Жаль, что у меня тоже нет инфракрасного зрения.

Очень многие в ее возрасте уже пользовались таким зрением, но родители Айи были скептически настроены в отношении любого хирургического апгрейда. Предпочитали делать вид, будто мир задержался в тех временах, когда всем нужно было дожидаться шестнадцатилетия, чтобы изменить внешность. Старики ничего не понимали в моде.

Вот и страдала Айя с большим носом, который определенно выглядел уродливо, и с самым обычным зрением. Когда она перебралась из родного дома в интернат, родители позволили ей обзавестись персональным зрительным устройством — айскрином и встроенной системой связи — скинтенной, но только для того, чтобы самим иметь возможность общаться с ней в любое время. Что ж, это все-таки было лучше, чем ничего. Она пошевелила пальцами, и на ее поле зрения наложился городской интерфейс.

— Ой-ой-ой, — сказала Айя Могглу, — уже почти полночь.

Она не заметила, как задремала, а вечеринка технарей наверняка уже началась. Небось там полным-полно народу. Вероятно, набилось столько пласт-шутов и ман-гахедов, что никто не обратит внимания на одну-единственную уродку. К тому же Айя Фьюз была большим специалистом в плане того, как оставаться невидимой. Подтверждением был рейтинг ее внешности. Он неподвижно красовался в уголке интерфейса: четыреста пятьдесят одна тысяча триста девяносто шесть.

Айя тяжело вздохнула. Она жила в городе с миллионным населением, а существовала как бы в отдельной стране. Уже почти два года у нее был собственный сетевой канал, но всего неделю назад она подготовила потрясающую программу и до сих пор не сделала себе имени. Этой Ночью все должно было измениться.

— Пошли, Моггл, — позвала она и соскользнула с кровати.

На полу бесформенной кучкой лежал серый балахон. Айя натянула его поверх интернатской формы и подвязала пояс. Влезла на подоконник, подставив лицо ночной прохладе. Медленно вытянула в пустоту одну ногу, другую. Потом нацепила на запястья магнитные браслеты и осторожно посмотрела вниз с пятидесятиметровой высоты.

— Неслабо, — прошептала она.

По крайней мере, рядом не слонялись смотрители. Прелесть житья на тринадцатом этаже: никому в голову не придет, что ты выпрыгнешь из окна.

Небо было затянуто плотными облаками в отблесках огней, освещавших стройку на другом конце города. Холодный воздух пах сосновой хвоей и дождем.

"Не слишком ли легко я оделась?" — подумала Айя.

Но не могла же она нацепить форменную куртку поверх балахона и ждать, что в таком наряде ее не заметят.

— Надеюсь, ты полностью заряжен, Моггл. Пора прыгать.

Аэрокамера проплыла над ее плечом и, вылетев из окна, зависла прямо напротив девушки. Моггл был размером вдвое меньше футбольного мяча. Прочный пластик на ощупь был теплым. Айя взяла Моггла в ладони и почувствовала вибрацию в браслетах, уловивших магнитные импульсы аэрокамеры.

— Готов? — спросила Айя и зажмурилась.

Моггл слегка задрожал.

Крепко держась за аэрокамеру, Айя спрыгнула с подоконника.

Теперь удирать из интерната стало намного проще.

На пятнадцатый день рождения Айи лучший друг ее старшего брата — Рен Мачино — сделал ей подарок: усовершенствовал Моггла. Вообще-то Айя попросила его только увеличить скорость, чтобы аэрокамера не отставала в полете от скайборда. Но Рен, как и большинство технарей, по праву гордился своими творениями. Новый Моггл оказался водонепроницаемым, противоударным и настолько грузоподъемным, что был способен нести по воздуху пассажира габаритов Айи. В общем, его возможности стали примерно такими.

Обхватив руками аэрокамеру, Айя приближалась к земле не быстрее облетевших лепестков цветущей вишни. В любом случае, так было намного проще, чем пытаться похитить спасательную куртку-парашют. Правда, сам момент прыжка с подоконника вызывал мандраж, а в остальном было весело.

Айя смотрела на проплывавшие мимо окна — скучнейшие комнаты, наполненные самыми стандартными вещами. Никто из знаменитостей не жил в корпусе Акира. Здесь обитали только безликие, заурядные "экстры" — лишние, никому не интересные люди. Несколько "экстров", страдавших эгоманией, сидели перед своими камерами и что-то бубнили, но их передачи никто не смотрел. Средний рейтинг внешности здесь составлял шестьсот тысяч, а это было тоскливо и жалко. Безвестность во всем своем моем ужасе.

Смутно Айя припоминала, что в былые времена стоило захотеть себе красивую одежду или новый скайборд — и вещи выпрыгивали из стенной ниши, как в сказке. А теперь у волшебной ниши ничего нельзя было допроситься, если только ты не был знаменит или не набрал достаточного числа баллов. Получить баллы можно было, лишь посещая уроки или выполняя повинности — те, которые но с поему усмотрению назначала Комиссия добропорядочного гражданства.

Подъемное устройство Моггла установило контакт с металлической решеткой, проложенной под землей. Айя поджала ноги и покатилась по сырой траве — мягкой, как мокрая губка, но ужасно холодной. Она отпустила Моггла и несколько секунд лежала на земле, вымоченной дождем Ждала, когда сердце забьется ровнее.

— Ты в порядке? — спросила она аэрокамеру.

Моггл мигнул ночными фарами.

— Хорошо. Только в глаза не свети, ослепнуть можно.

Рен поработал и над мозгом аэрокамеры. Настоящий искусственный интеллект был под запретом, но обновивший Моггл был не просто железкой, набитой электроникой и снабженной подъемным устройством. С тех пор как с ним повозился Рен, Моггл запомнил любимые ракурсы Айи: он сам знал, когда сделать панорамный кадр, а когда — увеличение. Он умел даже заглядывать в глаза Айи и находить там ответ.

Но почему-то с ночным зрением у камеры было плоховато.

Айя лежала зажмурившись и старательно прислушивалась, дожидаясь, когда пропадут радужные круги. Ни шагов, ни урчания дронов-смотрителей. Ничего, кроме приглушенного ритма басов,— музыка доносилась из здания интерната.

Поднявшись, Айя отряхнулась. Конечно, вряд ли бы кто-нибудь обратил внимание на то, что к ее балахону прилипли мокрые травинки. "Бомбилы реноме" одевались так, чтобы оставаться незамеченными. Бесформенный балахон с капюшоном был идеальной маскировкой для проникновения на вечеринку.

Айя покрутила на запястьях магнитные браслеты, и из кустов вылетел припрятанный там скайборд. Встав на него, она повернулась лицом к сверкающим огням Красотвилля.

Вот странно: все до сих пор так называли этот район, хотя большинство его обитателей уже не были красавцами и красотками — по крайней мере, в прежнем смысле. Теперь в Красотвилле было полным-полно пикселекожих и пласт-шутов, и вообще — тьма народу, изменившего внешность в дань последней моде. Ты мог выбрать для себя обличье из миллиона разновидностей красоты или уродства. А мог всю жизнь прожить с лицом, доставшимся тебе от природы. Теперь "красивый" означало "бросающийся в глаза".

И все же одно в Красотвилле осталось неизменным: пока тебе не исполнилось шестнадцать, появляться там было нельзя — особенно ночью, когда происходило все самое интересное. И тем более если ты был "экстрой" — безвестным неудачником.

Глядя на город, Айя вдруг ощутила свою невидимость. Каждый из миллиона сверкающих огней означал одного человека из числа ни разу не слышавших об Айе Фьюз. И возможно, никому никогда не суждено будет узнать о ней.

Она вздохнула и погнала скайборд вперед.

На официальных радио- и телеканалах всегда повторяли, что эпоха Красоты миновала навсегда и человечество обрело свободу от дурмана красотомыслия. Ведущие передач утверждали, что все различия между красавцами, уродцами и стариками стерты. Еще говорили о том, что за последние три года появилось множество новых технологий, влияющих на развитие будущего.

Но, насколько видела Айя, изменилось далеко не все.

Пятнадцати летним по-прежнему было тошно.

[1] Тян — японский именной суффикс, применяемый при обращении к младшим или к близкому лицу низшего социального положения. (Здесь и далее примечание переводчика)

Технари

— Видишь? — прошептала Айя.

Моггл уже приступил к съемке. В линзах его объективов отражались огни безопасных фейерверков. Над крышами особняков покачивались воздушные шары. Самые отважные туляки прыгали с крыш в спасательных куртках-парашютах. Это было так похоже на вечеринки прежних времен. Веселье и блеск.

По крайней мере, именно так старший брат Айи всегда описывал эпоху Красоты. Тогда каждому, кто достиг шестнадцатилетнего возраста, делали пластическую операцию, после которой ты становился красивым. Однако хирурги тайно изменяли твою личность, превращая в болвана, чтобы тобой легко можно было управлять.

Хиро пробыл пустоголовым недолго. Шестнадцать ему исполнилось всего за несколько месяцев до того, как началась реформа "Чистый разум" — революция свободомыслия — и всех красавцев и красоток вылечили. Хиро говорил, эти месяцы были просто ужасными. Можно подумать, что развеселая, беспечная и тщеславная жизнь его прямо-таки напрягала. При этом он никогда не отрицал, что вечеринки устраивались потрясающие.

Но сегодня Хиро наверняка здесь отсутствовал: он был слишком знаменит. Айя сверилась с информацией на персональном дисплее айскрина. Средний рейтинг внешности составлял двадцать тысяч. По сравнению с ее братом на этой вечеринке собрался заурядный народ. А вот для полумиллиона уродцев это были настоящие легенды.

— Осторожнее, Моггл, — прошептала Айя. — Нам нельзя здесь находиться.

Она натянула на голову капюшон и вышла из тени.

В воздухе кишели аэрокамеры. От крупных, размером с Моггла, до крошечных, не больше пробки от шампанского, камер-папарпцци.

На сборищах технарей всегда было на что посмотреть. Толпы людей невероятной внешности, море умопомрачительных технических новинок. Может быть, все теперь стали не такими привлекательными, как в эпоху Красоты, но уж вечеринки точно проходили намного интереснее. Оригинальные пласт-шуты с пальцами-змейками и волосами в виде щупалец медуз. Одежда из струящихся тканей, складки которой развевались, как флаги на ветру. Безопасные фейерверки, пляшущие на полу, лавирующие у ног гостей и источающие ароматы благовоний.

Технари жили ради новых технологий. Они с удовольствием демонстрировали самые последние фокусы, а репортеры-"выскочки" любили показывать их в своих сюжетах. Бесконечный цикл изобретений и публичности подстегивал рейтинг внешности, поэтому все были счастливы — то есть все, кого сюда приглашали.

К Айе подлетела аэрокамера — так близко, что могла заглянуть в лицо. Айя опустила голову и стала пробираться к компании "бомбил реноме". Здесь, на публике, они все были в балахонах с капюшонами и походили на буддистских монахов из времен до эпохи ржавников. "Бомбилы" уже занялись излюбленным делом: они скандировали имя кого-то из своей компании, пытаясь убедить городской интерфейс в том, что рейтинг этой физиономии пора повысить.

Айя слегка поклонилась "бомбилам" и, старательно скрывая свое уродливое лицо, присоединилась к общему хору.

Смысл деятельности "бомбил реноме" заключался в том, чтобы нарушить городской алгоритм репутации. Сколько упоминаний твоего имени было нужно для того, чтобы оно попало в первую тысячу? Быстро ли падал твой рейтинг, если все переставали о тебе говорить? Эта группировка на самом деле участвовала в крупном контролируемом эксперименте — вот почему все "бомбилы" были одеты безлико. Ради анонимности.

Но Айя догадывалась, что большинству "бомбил" нет никакого дела до данных статистики. Они были просто болтунами, жалкими "экстрами", пытающимися убедить самих себя в том, что они — знаменитости. Примерно так производили "звезд" в эпоху ржавников. Несколько телеканалов раскручивало горстку красавчиков, не уделяя внимания всем остальным.

В чем же был смысл репутационной экономики, если кто-то тебе диктовал, о ком нужно говорить?

Между тем Айя дисциплинированно скандировала чье-то имя, стараясь не выделяться на общем фоне, но при этом следила за экраном айскрина, на который транслировалось изображение с объективов Моггла. Аэрокамера плыла над толпой и выхватывала из нее лица.

Тайная группировка, обнаруженная Айей, должна была присутствовать на вечеринке. Такой номер могли отмочить только технари.

Она заметила их три ночи назад. Они ехали на крыше вагона одного из новейших маглевов — магнитно-левитационных поездов. Состав на безумной скорости несся по промзоне. Так быстро, что сделанные Могглом снимки получились слишком зернистыми и расплывчатыми.

Айя рассчитывала разыскать их. Кто бы ни выкинул фокус типа прогулки на крыше маглева, эти люди должны были мгновенно стать знаменитыми.

Но Моггл отвлекся. Он наблюдал за компанией "новоедов", стоявших под здоровенным розовым пузырем, парящим в воздухе. "Новоеды" что-то пили из этого пузыря через соломинки длиной в метр. Ни дать ни взять астронавты в попытке поймать выплеснувшийся из чашки чай.

Сюжет о "новоедах" Хиро сняли запустил в сеть месяц назад. Они питались редкими, исчезающими грибами, которые сами же и выращивали из древних спор, готовили мороженое с помощью жидкого азота и вносили пищевые добавки в самые экзотические материалы. Розовый шар, парящий над их головами, скорее всего, представлял собой аэрогель. Ужин с консистенцией мыльного пузыря.

От сферы отделился небольшой шарик и пролетел мимо. Айя поморщилась, почувствовав запах риса и лосося. Возможно, поедание всяких необычных веществ могло стать способом повышения рейтинга лица, но она все же предпочитала, чтобы суши были тяжелее воздуха.

Айе ужасно нравилось находиться среди технарей, хоть она и была вынуждена появляться здесь тайком. Большинство горожан до сих пор цеплялись за прошлое. Люди пытались заново открыть для себя хайку, религию, чайную церемонию — все то, что было утрачено в эпоху Красоты, когда у всех мозги были вывернуты наизнанку. А технари строили будущее, наверстывали время, упущенное за триста лет отсутствия прогресса.

Только здесь можно было разыскать интересные сюжеты.

На дисплее айскрина появилось нечто, заставившее Айю насторожиться.

— Фокус, Моггл! — прошептала она. — Панорамный слева.

Знакомое лицо. Девушка, стоявшая чуть поодаль от "новоедов", с любопытством наблюдала за тем, как они гоняются за разлетающимися шариками.

— Это одна из них! Дай увеличение!

Девушке было лет восемнадцать. Классическая внешность юной красавицы, с глазами как у героинь комиксов в стиле манга. Она была одета в костюм для скайбола и грациозно парила сантиметрах в десяти от пола. Наверняка была знаменитостью. Ее окружал ореол популярности в виде стайки друзей, призванных не подпускать к девушке "экстров".

— Подлети поближе, поймай их разговоры, — прошептала Айя.

Моггл плавно скользнул к компании, и вскоре микрофоны камеры уловили имя девушки. Айскрин Айи наполнился потоком сведений.

Иден Мару играла в скайбол — левой крайней нападающей в команде "Ласточки", ставшей в прошлом году чемпионом города. Также Иден прославилась апгрейдом подъемного механизма своего скайборда.

Судя по данным всех медийных источников, она только что рассталась с бойфрендом из-за "различий в амбициях". Тем самым в завуалированной форме было сказано иное: "Она для него стала слишком знаменита". После чемпионата рейтинг лица Иден попал в первые десять тысяч, а лицо парня застряло где-то на четверти миллиона. Все были согласны с тем, что Иден стоит встречаться с кем-то, равным ей по рейтингу.

Однако ни на одном из каналов-сплетников не было информации о новой шайке, развлекавшейся прогулками на крыше вагонов маглева. Видимо, Иден хранила это в тайне и ждала подходящего момента для обнародования.

Если Айя даст такой материал первой, то завтра проснется знаменитой.

— Следи за ней, — велела она Могглу и снова стала скандировать чье-то имя.

Через полчаса Иден Мару направилась к выходу.

Айя с огромным облегчением покинула компанию "бомбил реноме". За это время она пропела имя "Йосио Нара", наверное, миллион раз. Ей хотелось верить, что "тот Йосио был рад бессмысленному возвышению его имени, а она о нем больше слышать не желала.

Моггл передавал вид сверху. Иден Мару выскользнула за дверь — одна, без свиты. Наверняка отправилась на встречу со своей тайной шайкой.

— Не отставай от нее, Моггл, — хрипло проговорила Айя.

После надрывного скандирования чужого имени у нее пересохло в горле. Мимо проплывал поднос с напитками. Айя схватила бокал наугад и, выпив залпом, в отвращении поморщилась. Это был какой-то крепкий алкоголь. Она успела взять высокий стакан с кубиками льда и бросилась к дверям.

На ее пути стояла группа пикселекожих. Не зря их так называли: их кожа играла и переливалась разными цветами. Они были похожи на пьяных хамелеонов. Айя лавировала между ними. Лица некоторых пикселекожих были ей знакомы из сюжетов пласт-шутов. Она ощутила амбициозную дрожь.

Оказавшись на вершине лестницы, Айя выплеснула из стакана жидкость, а лед оставила: высыпала холодные кубики в рот. После духоты на вечеринке грызть лед было просто божественно.

— Забавная пластика, — вдруг сказал кто-то.

Айя замерла. Капюшон сполз вниз. Незнакомец заметил ее уродливое лицо.

— Хм. шпашибо,— выговорила Айя, пережевывая льдинки.

Ветер охладил ее лицо, покрытое испариной.

"Как немодно я выгляжу!" — с тоской подумала она.

— Где ты нашла такой фасон носа? — улыбнулся парень.

Айя, смущенная до последней степени, сумела только пожать плечами: потеряла дар речи. На персональном айскрине она видела Иден Мару, которая уже летела над городом, но оторвать глаз от незнакомого парня Айя не мола. Он был из тех, кош именовали мангахедами: огромные сверкающие глаза, тонкие, нереально красивые черты лица. Проведя кончиками изящных длинных пальцев по своей щеке, парень пристально уставился на Айю.

Надо же…Он пялился на нее.

Но он был само совершенство, а она — уродка.

— Дай-ка я угадаю, — сказал парень, — С какой-то картины из времен до эпохи ржавников?

— Да нет, не совсем. — Айя потрогала свой нос и проглотила последние льдинки. — Скорее. случайный выбор.

— Ну конечно. Просто уникально. — Парень отвесил Айе поклон. — Фриц Мицуно.

Она ответила на поклон, и на ее дисплее высветился рейтинг лица парня: четыре тысячи шестьсот двенадцать. Волна амбициозной дрожи нахлынула на нее. Айя разговаривала с важной персоной, человеком со связями.

Фриц ждал, что она назовет свое имя. Но как только она это сделает, он тут же узнает рейтинг ее лица, и тогда его чудесный взгляд сразу устремится в другую сторону. И даже если ее уродливое лицо ему действительно — непостижимым образом — понравилось, быть "экстрой" все же просто жалко.

И вдобавок этот ее слишком большой нос.

Айя повернула магнитный браслет на запястье, вызывая свой скайборд.

— Меня зовут Айя. Но мне. мне пора.

— Конечно, — Фриц учтиво склонил голову. — С кем-то повидаться, подстегнуть репутацию. Айя рассмеялась и, опустив глаза, посмотрела на свой балахон:

— Ах, ты про это. На самом деле я. Я здесь вроде как инкогнито.

— Инкогнито? — Фриц ослепительно улыбнулся. — Ты такая загадочная.

К лестнице подлетел скайборд. Айя встретила его растерянным взглядом. Моггл был от нее на полкилометра: на большой скорости следовал за Иден Мару. А Айе так хотелось задержаться.

Потому что Фриц по-прежнему не отрывал от нее глаз.

— Я вовсе не стараюсь быть загадочной, — сказала Айя. — Просто так получается.

— Я хотел бы узнать твою фамилию, Айя. Но думаю, ты намеренно скрываешь ее от меня.

— Извини, — пискнула Айя и запрыгнула на скайборд — Но мне нужно кое-кого догнать. Она. убегает.

Фриц понимающе кивнул и широко улыбнулся.

— Веселой погони, — пожелал он.

Айя пригнулась и умчалась в темноту. У нее в ушах долго звучал смех Фрица.

Подземка

Иден Мару умела летать.

Набор щитков, снабженных магнитными подъемными устройствами, был стандартным снаряжением игроков в скайбол, но большинство людей не отваживались хоть раз в жизни облачиться в это снаряжение. Каждая деталь костюма была оборудована собственным подъемным устройством: защитные налокотники, наплечники и набедренные щитки. В некоторых наборах подъемниками были снабжены даже ботинки. Одно неверное движение пальцев — и все эти магниты могли начать действовать в разных направлениях. Прекрасный способ вывихнуть плечо или врезаться макушкой в стену. В отличие от падения с обычного скайборда магнитные браслеты не спасли бы тебя от собственной неуклюжести.

Но все это Иден Мару, похоже, не пугало. На дисплее своего айскрина Айя видела, как Иден маневрирует над новой строительной площадкой, прокладывая маршрут среди незаконченных зданий и открытых водостоков.

Даже Моггл, напичканный подъемными устройствами и имевший диаметр всего двадцать сантиметров, с трудом поспевал за Иден.

Айя старалась сосредоточиться на управлении скайбордом, но из головы у нее не выходил Фриц Мицуно. Такой красавец обратил на нее внимание. С тех пор как реформа "Чистый разум" разрушила границы между людьми различных возрастов, Айя не раз общалась с красивыми людьми. Теперь все было не так, как в прежние времена, когда твои друзья переставали разговаривать с тобой после того, как им сделали пластическую операцию. Но никто из красавцев никогда не смотрел на нее так.

Впрочем, может быть, она выдавала желаемое за действительное? Может быть, под пристальным взглядом Фрица Мицуно себя все чувствовали так? У него были такие огромные глаза — совсем как на рисунках из времен до эпохи ржавников. Именно эти рисунки стали образцами для внешности мангахедов.

Айе не терпелось отправить запрос в городской интерфейс и разузнать побольше о Фрице Мицуно. Она ни разу не видела его ни на одном из каналов, хотя, имея рейтинг лица выше пяти тысяч, Фриц должен был быть известным не только из-за своей дивной красоты.

Но пока Айе нужно было работать над сюжетом, продолжать погоню, способную повысить ее собственный рейтинг. Если Фриц на нее когда-нибудь снова так посмотрит, она уже не будет столь безликой.

Дисплей начал мигать. Сигнал Моггла слабел, выпадал из радиуса действия городского интерфейса. Аэрокамера следом за Иден опустилась под землю.

Сигнал сменился помехами, а потом окончательно заглох. Экран потемнел.

Айя резко затормозила. Ей стало не по себе. Терять Моггла из виду всегда было страшновато — все равно что перестать видеть собственную тень в солнечный день.

Она стала разглядывать последний кадр, посланный аэрокамерой: стены водостока изнутри. Снимок был зернистый, искаженный инфракрасным диапазоном. Иден Маpy свернулась в клубок, уподобилась ядру, мчащемуся по туннелю. А туннель залегал так глубоко, что сигнал Моггла не мог пробиться на поверхность.

Догнать Иден можно было единственным способом: последовать за ней под землю.

Айя наклонилась и погнала скайборд вперед. Со всех сторон ее окружала строительная площадка — десятки металлических скелетов и зияющих дыр.

После реформы свободомыслия никто не желал жить в немодных домах эпохи Красоты. Прежде всего, в таких домах не хотели жить знаменитости, поэтому город бешеными темпами расширялся. Необходимый для строительства металл добывали в ближайших Ржавых руинах. Ходили даже слухи о том, что городские власти собираются начать разработки новых месторождений железной руды, как это делали три века назад ржавники, ужасно жестоко обращавшиеся с планетой.

Пролетая мимо недостроенных башен, скайборд содрогался. Конечно, для полета скайбордам было необходимо железо, лежащее на поверхности или неглубоко под землей, но из-за обилия магнитных полей летательная доска теряла устойчивость. Айя сбавила скорость и попробовала поискать сигнал Моггла.

Ничего. Ее аэрокамера по-прежнему находилась под землей.

Впереди завиднелся большой котлован — фундамент будущего небоскреба. На дне котлована блестели лужи, оставшиеся после вечернего дождя. В них отражалось звездное небо, и лужи были похожи на зазубренные осколки огромного зеркала.

В углу Айя разглядела вход в туннель, ведущий в водостоки, проложенные под городом.

Месяц назад она запустила в сеть сюжет о новой компании граффитчиков. Это были уродцы, создававшие произведения искусства для будущих поколений. Они разрисовывали стены незаконченных туннелей, внутренности трубопроводов, и в итоге их работа оказывалась запечатанной, словно в специальных капсулах, которые зарывают в землю, вложив в них послание для потомков. Никому не было суждено увидеть эти рисунки раньше, чем город рухнет, а его руины будут раскопаны представителями цивилизации будущего. Все это было весьма в духе свободомыслия и служило напоминанием о том, что эпоха Красоты оказалась более хрупкой, нежели представлялась сначала.

Этот сюжет не поспособствовал повышению рейтинга лица Айи, поскольку истории об уродцах в этом плане не работали, однако она с Могглом целую неделю играла в прятки на строительной площадке. Айя совсем не боялась подземки.

Сбавив высоту, Айя прошмыгнула мимо отключенных дронов-подъемников и магнитных опор — прямо ко входу в туннель. Она согнула ноги в коленях, прижала руки к телу и нырнула в абсолютную темноту.

Ее айскрин мигнул. Значит, аэрокамера должна была находиться где-то поблизости.

В туннеле сильно пахло затхлой дождевой водой и грязью, а слышно было лишь журчание водостока. Как только рабочее освещение позади Айи стало тускло-оранжевым, она до предела сбавила скорость скайборда и стала передвигаться, придерживаясь рукой за стенку туннеля.

Снова появился сигнал Моггла — и стал устойчивым.

Иден Мару стояла в полный рост и разминала руки. Она находилась в каком-то просторном помещении, где царил абсолютный мрак. Моггл передавал изображение в инфракрасном диапазоне.

Что же там могло находиться?

На зернистом фоне появилось еще несколько человеческих фигур. Они проплыли над черной плоскостью. У них под ногами светились овальные силуэты скайбордов.

Айя улыбнулась. Она нашла их — этих безумных девиц, катавшихся на маглевах.

—Вперед и слушай, — шепнула Айя.

Моггл полетел дальше, а Айя вспомнила о том, что уродцы-граффитчики хвастались насчет одного места, которое они обнаружили. Речь шла об огромном коллекторе — резервуаре, куда стекала вода, скопившаяся во время сезонов дождей. Подводное озеро лежало в кромешной темноте.

Микрофоны Моггла уловили голоса, приправленные эхом.

— Спасибо, вы быстро добрались сюда.

— Я всегда говорила, Иден, что твое раскрученное личико доведет тебя до беды.

— Ну, ждать осталось недолго. Она летит за мной по пятам.

Айя замерла. Кто летел по пятам за Иден? Она обернулась.

Ничего, кроме блеска воды, текущей по дну туннеля.

Вдруг ее дисплей снова почернел. Айя выругалась, начала сгибать и разгибать безымянный палец на левой руке: включить-выключить, включить-выключить. Увы, айскрин оставался пустым и черным.

— Моггл? — прошипела Айя.

Ни искорки на экране, никакого ответа. Айя попыталась получить доступ к диагностике аэрокамеры, к аудиоканалу, к дистанционной системе управления полетом. Ничего не получалось.

Но Моггл находился так близко — всего метрах в двадцати. Почему же с ним не было связи?

Айя медленно повела скайборд вперед, озабоченно вглядываясь в темноту. Стена, за которую она придерживалась рукой, резко оборвалась. По характеру звуков девушка поняла, что оказалась в огромном помещении. Из нескольких десятков труб стекала вода. В воздухе чувствовалась сырость, исходящая от громадного водоема. У Айи по коже побежали мурашки.

Ей так нужно было увидеть.

Но тут она вспомнила о панели управления скайбордом. В непроницаемой темноте ей могли помочь даже несколько огоньков.

Она опустилась на колени и включила панель управления. В мягком голубом свете стали видны отвесные старинные кирпичные стены, кое-где отреставрированные современной строительной керамикой и надежными смарт-материалами. Высоченный потолок напоминал своды древнего собора.

Но Моггла нигде не было.

Айя медленно поплыла в темноте, ловя еле заметные воздушные потоки и старательно прислушиваясь. Внизу, под скайбордом, раскинулось озеро, наполненное черной водой.

Неожиданно она услышала поблизости звук — еле различимый вдох — и обернулась.

В тускло-голубом сиянии на нее смотрело лицо девушки-уродки. Та стояла на скайборде и держала в руках Моггла.

Девушка холодно улыбнулась Айе:

— Мы так и подумали, что ты придешь за этой штукой.

— Эй! — воскликнула Айя. — Что ты сделала с моей.

Из темноты возникла чья-то нога и пнула скайборд Айи. Летательная доска закачалась.

— Осторожно! — крикнула Айя.

Сильные руки толкнули ее. Она отшатнулась. Скайборд сдвинулся, пытаясь остаться у нее под ногами. Айя раскинула руки в стороны и закачалась, словно ребенок, впервые вставший на коньки.

— Перестаньте! Что вы.

Со всех сторон к ней протянулись руки и начали толкать ее. Айя завертелась на месте — беззащитная, ничего не видящая. А потом скайборд выскользнул из-под ее ступней, и она закувыркалась в воздухе.

Вода одарила ее холодной размашистой пощечиной.

Слушания

Чернота заклубилась вокруг Айи. Рев воды был подобен раскатам грома. Шок от удара был настолько силен, что у Айи пропало ощущение верха и низа, остался только леденящий холод. Ее мотало, как тряпку, вода залила рот и ноздри, сдавила грудь.

Но вот ее голова оказалась над темной поверхностью озера. Айя судорожно вдохнула и начала отплевываться, колотя руками по воде, отчаянно ища, за что бы ухватиться.

— Эй! Вы что, с ума сошли?

Крик Айи эхом разнесся по громадному залу и затих в слепящей пустоте. Ответа не последовало.

Пару минут Айя пыталась плыть, едва дыша, и прислушивалась.

— Эй! — крикнула она.

Кто-то схватил ее за руку и рванул вверх. Она повисла, болтая ногами и дрожа от холода. С балахона ручьями стекала вода.

— Что. что происходит?

— Мы "выскочек" терпеть не можем, — ответил девичий голос.

Это Айя уже поняла. Они хотели снять собственный сюжет о том, как они разъезжают на маглеве, и всю славу присвоить себе.

Наверное, настала пора соврать.

— Да я не "выскочка"!

Кто-то презрительно фыркнул, а потом чей-то голос произнес:

— Ты тащилась за мной от самой вечеринки — ну, или твоя аэрокамера. Ты искала сюжет.

— Да не сюжет я искала. Я искала вас.

Айя задрожала и стиснула зубы, чтобы они не стучали. Нужно было как-то уговорить этих девиц, чтобы ее снова не бросили в озеро.

— Я вас видела вчера ночью, — сказала она.

— Где же это ты нас видела? — прозвучал второй голос.

Тот, кто вцепился Айе в руку, сжал ее крепче. Почти наверняка это была Иден. Никто не смог бы так держать Айю без помощи скайбольного облачения.

— Я видела вас на крыше вагона маглева. Вы на нем ехали. Я пыталась узнать, кто вы такие, но в сети ничего не нашла.

— А мы предпочитаем, чтобы так и было, — сказал второй голос.

— Ладно, я все понимаю! в отчаянии выговорила Айя, — Я так и буду тут висеть?

— Хочешь — могу отпустить, — предложила Иден.

— Нет! Просто. руке уже больно.

— Подзови свой скайборд.

В панике Айя совсем о нем забыла. Она подняла свободную руку и повернула магнитный браслет. Через несколько секунд ее ступней коснулась поверхность скайборда, и Иден отпустила ее запястье.

Айя не сразу обрела равновесие. Встав на доску, она потерла затекшую руку.

— Хочешь сказать, что ты не репортер-"выскочка"? — спросила другая девушка.

Наверное, это была та уродка, которую Айя успела разглядеть,— поймавшая Моггла. Ее голос прозвучал в темноте негромко и раскатисто. Похоже, девица нарочно говорила так, чтобы напугать Айю.

— Я запускала кое-какие сюжеты на своем канале. Как все.

— Фотки любимой кошки? — сострил кто-то и захихикал.

— И ты всегда таскаешься на вечеринки в наряде "бомбилы реноме"? — уточнила Иден. — С аэрокамерой?

Айя обхватила себя руками. Промокший балахон прилип к коже. Того и гляди могли начать стучать зубы.

— Слушайте, мне просто захотелось попасть в вашу компанию, вот и пришлось вас выследить. Моггл для этого очень хорошо подходит.

— Моггл? — спросила девица с грубым голосом.

— Ну. моя аэрокамера.

— У твоей аэрокамеры есть имя?

Со всех сторон послышался смех. Айя поняла, что девушек гораздо больше, чем она думала. Похоже, не меньше десятка.

— Минутку, — вмешалась Иден — Тебе сколько лет?

Вспыхнул фонарик. Его свет в темноте был ослепительно ярким.

— Ой! — вскрикнула Айя и зажмурилась.

Девушка, направив на нее луч, сказала:

— Нос точно здоровенный. Мне так даже в инфракрасном свете показалось.

Глаза Айи постепенно привыкли к фонарику, и она начала различать лица. Девушки внешне были непримечательными — не красотки, не экзотичные. Нормальные — если такое слово еще существовало. Все девушки, кроме крепкой, мускулистой Иден Мару, облаченной в скайбольное снаряжение, выглядели одинаково: фигуры, не измененные пластикой. Такие вполне могли без труда затеряться в толпе. Парней среди них не было — точно так же, как в ту ночь, когда Айя увидела их путешествующими на крыше маглева.

— Значит, ты любишь шляться по ночам? — спросила Иден.

— Ну да. Сидеть в интернатской комнате — тоска.

— Тоска, говоришь? — протянула девица с грубым голосом, — Если так, серфинг тебе не повредит.

— Серфинг? — Айя нервно сглотнула. — Хотите сказать, что мне можно с вами прокатиться?

Несколько девушек недовольно заворчали.

— Ей же всего пятнадцать,- сказала та, что держала фонарик.

— Ты что, в эпоху Красоты живешь? — урезонила ее девушка с грубым голосом. — Кому какое дело, сколько ей лет? Она пробралась в Красотвилль и сюда прилетела совсем одна. Да она, пожалуй, смелее многих из вас.

— А с аэрокамерой как быть? — спросила Иден. — Если она запустит сюжет, к нам быстренько приставят смотрителей.

— Да она так и так может вызвать смотрителей, если пожелает, — возразила девушка с грубым голосом.

Она подлетела ближе и, затормозив почти нос к носу с Айей, добавила:

— Так что либо мы оставим ее здесь навсегда, либо возьмем к себе.

Айя сглотнула подступивший к горлу ком и глянула на блестящую поверхность черного озера.

— А. а у меня право голоса есть? — спросила она.

— Права голоса тут нет ни у кого, кроме меня, — ответила девушка и улыбнулась. — Я тебе вот что предлагаю. Выбирай сама.

Девушка держала Моггла на вытянутой руке. Айя увидела электронную пломбу сбоку аэрокамеры. Моггл был мертв — до тех пор, пока кто-нибудь не снимет пломбу. Но для этого ее нужно было перепрограммировать.

— Можешь взять свою аэрокамеру и смотаться отсюда. Либо я брошу ее в озеро, и тогда ты займешься серфингом вместе с нами, — сказала незнакомка.

Айя часто заморгала, слушая, как падают в озеро капли с ее мокрого балахона. Рен утверждал, что Моггл водонепроницаем, но сможет ли она вернуться сюда, сможет ли разыскать это место?

— Насколько это важно для тебя - выбраться из тоскливой интернатской комнатушки? — продолжала девушка.

— Очень важно, — сглотнув, ответила Айя.

— В таком случае и определиться будет просто.

— Дело в том, что. эта камера стоила мне кучу баллов.

— Это игрушка. Точно так же, как рейтинг лиц и баллы, она не значит ровным счетом ничего, если ты сама не позволишь.

Рейтинг лица ничего не значил? Эта девушка просто сбрендила. Но в одном она была права: что могло быть важнее, чем выбраться из скучного, жалкого корпуса Акира? Может быть, Рен поможет ей найти дорогу сюда.

Айя зажмурилась и сказала:

— Хорошо. Я хочу пойти с вами. Бросай.

Прозвучал всплеск, похожий на пощечину.

— Хороший выбор. Если честно, эта безделушка тебе вовсе не нужна.

Айя открыла глаза. Их щипало от еле сдерживаемых слез.

— Меня зовут Джай, — представилась девушка и низко поклонилась.

Она ответила на поклон и задержала взгляд на расходящихся кругами волнах. Моггл утонул.

— Скоро увидимся, — сказала Джай.

— Скоро увидимся? Но ты же говорила.

— Думаю, на одну ночь для пятнадцатилетней девчонки приключений больше чем достаточно.

— Но ты же обещала!

— А ты сказала, что не "выскочка". Хочу убедиться, что не соврала.

Айя была готова возразить, но не стала. Спорить уже не имело смысла. Моггл исчез в глубинах подземного озера.

— Но я даже не знаю, кто вы такие, — напомнила она.

— Мы — "ловкачки", и мы с тобой свяжемся. Ну ладно, нам пора. Надо успеть на поезд.

Девушки развернули свои скайборды и помчались вокруг Айи. Подземный зал наполнился эхом боевых кличей. Фонарики погасли. Айя слышала, как девушки одна за другой улетали. Их крики постепенно затихали внутри водостоков.

Айя осталась совсем одна в темноте, борясь с подступающими слезами.

Она отдала Моггла ни за что. Как только "ловкачки" просмотрят ее канал, они узнают все о сделанных ею сюжетах. А если им станет известно, что ее брат — один из самых знаменитых "выскочек" в городе, они ни за что ей снова не поверят.

— Гадский Хиро, — пробормотала Айя.

Если бы не этот "мистер суперстар", ей было бы не так трудно оставаться "экстрой". Не так много нужно было бы доказывать.

И не пришлось бы отдавать Моггла. ни за что.

Айя крепко сжала кулаки. Скайборд начал снижаться — пока подъемные устройства не коснулись поверхности озера. Айя встала на колени, опустила руку и осторожно дотронулась до воды. Ей показалось, что она чувствует расходящуюся по влаге рябь в том месте, где затонул Моггл.

— Прости, — прошептала Айя, — но я скоро вернусь.

Старший брат

Мимо Айи проносились огромные здания — высокие, освещенные факелами. Тронутые первыми лучами рассвета горели костры — точнее, их изображения на больших дисплеях. Над головой скользнули плавательные бассейны — гигантские водные пузыри, очерченные невидимыми линиями силового поля. Пролетая под ними, Айя видела силуэты людей, разлегшихся на надувных матрасах и любующихся зарей.

Высотка, в которой жил Хиро, вздымалась ввысь на три сотни метров. Это была стройная башня из сверкающего стекла и стали. Чтобы роскошные виды из окон не надоедали обитателям, башня вращалась со скоростью движения часовой стрелки. При этом весь вес постройки покоился на магнитных опорах, и только шахта лифта касалась земли. Здание напоминало фигуру громадной ледяной балерины, вертящейся на пуанте.

В этом районе все дома двигались. Парили в воздухе, трансформировались, делали уйму поразительных вещей. А тем, кто тут проживал, судя по слухам, все это до смерти надоело.

Хиро поселился в той части города, где обитали знаменитости.

Скайборд Айи подлетал к лестнице, ведущей к входным дверям высотки, и Айя вспомнила о том, каким был ее брат в последние месяцы эпохи Красоты. Он был хорош собой, он был сдержан и почтителен. Конечно, он посещал все балы и вечеринки, но по праздникам непременно являлся домой и приносил подарки Айе и родителям.

"Чистый разум" все это изменил — кроме красивого лица Хиро.

В первый год после излечения Хиро метался из одной группировки в другую: экстремальная пластика, городская скайбольная команда. Он даже отправился в загородный поход в качестве рейнджера-стажера. Ни к кому и ни к чему он не привязался. Болтался туда-сюда, и ощущения свободы у него не появилось.

Конечно, в тот первый год какая бы то ни было логика отсутствовала напрочь, и многие пребывали в полном смятении. Некоторые даже решили отказаться от свободомыслия — не только старики, но и юные красавцы и красотки. Даже Хиро поговаривал о том, что неплохо было бы снова стать пустоголовым.

Но два года назад в новостях заговорили о том, что экономика в беде. В эпоху Красоты пустоголовые могли просить всего, чего бы их душенька ни пожелала. Любые безделушки, какие угодно наряды для вечеринок появлялись из панели выдачи в стене без вопросов. Но творческие, свободомыслящие люди, как выяснилось, оказались более алчными, нежели пустоголовые. Слишком много ресурсов тратилось на экзотические увлечения, на постройку новых домов, а также на глобальные проекты типа поездов-маглевов. Идти на тяжелую работу при этом никто не хотел.

Некоторые люди высказывались за возвращение к "деньгам" ржавников, к рентам и налогам, к тому, что тебе придется голодать, если ты не в состоянии расплатиться за еду. Но городской Совет не пошел на поводу у этих безумцев, и чиновники проголосовали за репутационную экономику. Теперь вопросы о том, кому положено жить в самых лучших зданиях, кому позволено тратить больше углерода, и тому подобные, решались исключительно согласно числу накопленных баллов и рейтингу лица. Баллы были для врачей, учителей, смотрителей и так далее — вплоть до малышей, выполнявших школьные домашние задания и поручения родителей. Словом, для всех, благодаря кому, по формулировке Комиссии добропорядочного гражданства, "город жил". Рейтинг лица предназначался для всех прочих — художников, актеров, спортсменов и ученых. К твоим услугам были все ресурсы, какие пожелаешь, лишь бы только тебе удалось каким-то образом завладеть коллективным воображением города.

А для того чтобы рейтинг был справедливым, каждому горожанину начиная с подросткового возраста был предоставлен собственный канал в сети. Миллион разрозненных ниточек-сюжетов, призванных придать смысл реформе "Чистый разум".

В то время понятия "выскочка" еще не существовало, но Хиро каким-то образом удалось инстинктивно уловить смысл этого дела: как за сутки сколотить группировку, как уговорить товарищей скинуться набранными баллами на приобретение какой-нибудь технической новинки, а самое главное — как стать в процессе всего этого легендой.

Айя приземлилась около дверей лифта и тихонько вздохнула. Хиро стал страшно умным с того дня, как ему "починили" мозги.

Если бы только слава не сделала его таким самовлюбленным снобом.

— Что тебе нужно, Айя-тян?

— Мне нужно поговорить с тобой.

Айя в отчаянии застонала. Без Моггла она не могла подлететь к своему окну в интернате. Нужно было где- то отсидеться, пока не взойдет солнце. А Хиро считал, что он тут самый усталый и замученный?

Такой жуткой ночи Хиро наверняка пережить не довелось. Айе то и дело мерещился Моггл, лежавший на дне подземного озера, — холодный, мертвый.

— Пожалуйста, Хиро! Я только что истратила кучу баллов, чтобы сбежать с утренних уроков и повидаться с тобой.

Послышалось недовольное ворчание.

— Приходи через час, — ответил сонный голос.

Айя гневно уставилась на двери лифта. Она даже не могла подняться и постучать в окно брата: к небоскребам в этом районе города нельзя было подлетать слишком близко — дома не подпускали к себе никого.

— Ладно, ты мне можешь хотя бы сказать, где Рен? Его локатор отключен.

— Рен? — Из динамика домофона послышался смешок — На моем диване.

Айя облегченно вздохнула. Договориться с Хиро было в миллион раз проще, если рядом с ним был его лучший друг.

— А можно его на пару слов? Пожалуйста!

Хиро молчал так долго, что Айя подумала: он заснул. Но наконец послышался голос Рена.

— Привет, Айя-тян. Входи!

Двери кабины открылись, и Айя шагнула внутрь.

Комнаты в квартире Хиро были украшены гирляндами из бесчисленных журавликов.

Это была древняя традиция из времен до эпохи ржавников, одна из немногих, переживших эпоху Красоты. Оригами. Когда девочке исполнялось тринадцать, она своими руками изготавливала гирлянду из тысячи бумажных птичек. Несколько недель уходило на то, чтобы сложить из маленьких бумажных квадратиков птицу с крыльями, хвостом и клювом, а потом нужно было скрепить всех птичек между собой по старинке — с помощью иглы и нитки.

После реформы свободомыслия некоторые девочки завели новый обычай: они посылали изготовленные ими гирлянды парням, чья известность резко подскакивала вверх, — юным красавцам с высоким рейтингом лица. Иначе творя — таким, как Хиро.

Стоило Айе увидеть эти гирлянды, как у нее разболелись пальцы. Она вспомнила о своей собственной тысяче журавликов. Цепочками бумажных птичек было завешано абсолютно все в квартире, за исключением священного стула Хиро, на который он садился для просмотра сети.

В данный момент он как раз восседал на этом стуле, протирая заспанные глаза. На нем была скайбольная футболка. Из кранов, вмонтированных в стену, лился зеленый чай, наполняя воздух ароматами свежескошенной травы и кофеина.

— Чашки захвати по пути, — сказал Хиро.

— И тебе доброе утро.

Айя насмешливо поклонилась брату и пошла за чаем.

Чашек, естественно, было две — одна для брата, другая для Рена, а не для нее. Айя зеленый чай терпеть не могла, но все-таки.

— Доброе утро, Айя-тян, — сонно пробормотал Рен, лежавший на диване.

Он сел, и от его спины отлепилась нитка с помятыми бумажными журавликами. Повсюду были разбросаны пустые бутылки. Дрон-уборщик собирал с пола объедки и вытирал пролитое шампанское.

Айя подала Рену чашку с чаем и спросила:

— Вы тут что-то праздновали или вспоминали славные деньки, когда были пустоголовыми?

— А ты не знаешь? — Рен рассмеялся, — Тебе стоит поздравить Хиро-сэнсэя.

— Все правильно, — кивнул Рен. — Твой брат наконец пробился в первую тысячу.

— В первую тысячу? — Айя ошеломленно заморгала. — Ты шутишь?

— В данный момент я восемьсот девяносто седьмой, — сказал Хиро, пристально глядя на настенный экран уолл-скрин.

Тут и Айя заметила запечатленное на экране число "896", набранное метровыми цифрами.

— Но при этом моя родная сестра меня упорно игнорирует. Где мой чай? — обратился Хиро к Айе.

Усталость Айи сменилась головокружением. Сегодня утром она впервые за несколько лет не проверила рейтинг лица старшего брата. А он выбился в первую тысячу? Если он там удержится, в следующем месяце его пригласят на "Бал тысячи лиц" Наны Лав.

Как и большинство парней, Хиро был по уши влюбит в Нану Лав.

— Извини. Я ночью была вся в делах. Но это просто фантастика!

Хиро лениво указал пальцем на чашку, которую держала Айя.

Сестра поднесла ему чашку и учтиво поклонилась:

— Хиро-сэнсэй, — напомнил ей он.

Айя демонстративно уставилась на него:

— Собственного брата не обязательно называть сэнсэем, Хиро, какой бы он ни был знаменитостью. Может, расскажешь мне, как все получилось?

— Тебе не будет интересно. Скорее всего.

— Да ладно тебе, Хиро! Я все твои сюжеты смотрела — кроме этой ночи.

— Ну, сюжетик был насчет одной компании старикашек, — сказал Рен. — Они вроде пласт-шутов, но только их совершенно не волнуют ни красота, ни экзотическая телесная мода. Интересует их исключительно продление жизни. Каждые шесть месяцев — частичная замена печени, каждый год — новое клонированное сердце.

— Продление жизни? — удивилась Айя, — Но сюжеты про стариков особой популярностью не пользуются.

— А у этого сюжета — привкус заговора, — ответил Рен. — У этих старикашек есть теория насчет того, что врачам известна тайна: как добиться, чтобы люди жили вечно. Они говорят так: единственная причина, почему люди умирают от старости, — это стремление сдерживать рост численности населения. Что-то вроде Операции Красоты. Врачи скрывают правду!

— Обалдеть. — пробормотала Айя.

У нее по спине побежали мурашки. Поверить во всякие заговоры было очень легко после того, как власти на протяжении нескольких столетий делали всех безмозглыми. А вечная жизнь. На такое бы даже малявки обратили внимание.

— Ты забыл о самом клевом, Рен, — заметил Хиро. — Эти старикашки собираются поднять весь город на борьбу. за бессмертие. Как будто это типа из разряда прав человека. Народ требует расследования! Скажи же?

Хиро небрежно покачал рукой. Число его рейтинга исчезло с экрана. Появилась паутина линий — огромный график, отражающий процесс прохождения сюжета по городскому интерфейсу в течение ночи. Гигантские спирали дебатов, несогласия и откровенной блокады сюжета расходились от канала Хиро. К обсуждению подключилось более четверти миллиона человек.

Было ли бессмертие завиральной идеей? Неужели головной мозг человека мог навсегда сохранить здравомыслие? Если никто не будет умирать, куда всех девать? Не закончится ли рост населения тем, что люди начнут пожирать планету?

От последней мысли у Айи снова закружилась голова. Она вспомнила тот день, когда в школе им показывали спутниковые снимки времен эпохи ржавников — до того момента, когда начался контроль численности населения. Крупные города были настолько велики, что их было видно из космоса Миллионы лишних людей перенаселяли планету, и большая их часть жила в абсолютной безвестности.

— Вы только поглядите! — воскликнул Хиро. — Все уже уходят от моего сюжета. Мой рейтинг упал до девятисот. Как только люди могут быть настолько плоскими!

— А может, сюжет про бессмертие помаленьку устаревает? — пошутил Рен, подмигнув Айе.

— Ха-ха, — мрачно проговорил Хиро, — интересно, кто украл мои баллы?

Он снова пошевелил рукой, и уолл-скрин распался на дюжину экранов поменьше. Появились знакомые лица двенадцати самых знаменитых технарей-"выскочек" в городе, Айя обратила внимание на то, что Хиро стал номером четвертым.

Ее брат наклонился к экрану и принялся обшаривать сеть, чтобы узнать, что происходит с его рейтингом.

Айи вздохнула. Хиро во всей красе. Он уже забыл о, что она пришла поговорить с ним. Но она молча уселась на диван рядом с Реном, стараясь помять не слишком много маленьких грустных бумажных журавликов. Она решила, что лучше дать Хиро спокойно разобраться с его рейтингом, а уж потом признается в том, что ее аэрокамера лежит на дне подземного озера.

К тому же Айя и сама была не против немного поглядеть на экран. Знакомые голоса успокаивали нервы. Это было похоже на разговор со старыми друзьями.

Лица людей так изменились со времени начала реформы "Чистый разум". Новые моды, группировки и изобретения стали просто непредсказуемыми. Порой из-за этого в городе воцарялась бессмыслица. Известные персоны служили лекарством от обыденности, от заурядности. Примерно так же, наверное, все обстояло во времена до эпохи ржавников, когда люди каждый вечер собирались у костра и слушали старейшин. Для утешения, для утоления чувства привычки и были нужны знаменитости — даже такие эго-"выскочки", как Нана Лав, которая рассказывала всего-навсего о том, что она нынче ела на завтрак.

В правом верхнем углу экрана Гамма Мацуи говорила о новой религии. Какая-то группировка историков применила сравнительный анализ к самым великим духовным книгам мира, а затем запрограммировала полученные результаты таким образом, чтобы система выдала Божьи заповеди.

И по какой-то причине программа велела этим историкам не есть свиней.

— Интересно, кому бы это вообще могло прийти в голову? — удивилась Айя.

— Вот-вот, — кивнул Рен и рассмеялся, — ведь свиньи — исчезающий вид. Похоже, этим типчикам придется серьезно поработать над полученными заповедями.

— Боги — это так старомодно, — сказал Хиро.

Воскрешение древних религий вошло в моду сразу после реформы вольномыслия, когда все еще пытались осознать, что означают новые свободы. Но теперь помимо, религий было заново открыто столько всякого разного: воссоединение семей, преступность, манга и праздник в честь цветения сакуры. Да, существовало несколько сект, проповедовавших культ Янгблад, но у большинства людей дел было по горло, им было не до божественных супергероев.

— А что же затеял наш Безымянный? — спросил Хиро, переключив звук на другой канал.

Безымянным Хиро и Рен называли Тоси Банана — самого тупого из городских знаменитостей. Он скорее был критиком, нежели настоящим технарем-"выскочкой", и вечно обрушивался с нападками на какую-нибудь новую группировку или веяние моды, раздувал ненависть ко всему непривычному и незнакомому. Он считал, что свободомыслие было настоящей катастрофой, — только потому, что новые дикие хобби и мании могли грозить всеобщему спокойствию. Рен и Хиро никогда не произносили его имени, а прозвище меняли каждые пару недель — до тех пор, пока городской интерфейс не начинал понимать, кого же они имеют в виду. Порой даже насмешки помогали росту рейтинга лиц. В условиях репутационной экономики единственный реальный способ кому-либо навредить состоял в том, чтобы этого человека напрочь игнорировать. Безымянного все поголовно в городе либо люто ненавидели, либо обожали, и потому рейтинг его лица витал в пределах первой сотни.

Сегодня утром он критиковал новую тенденцию владельцев домашних животных и их омерзительные эксперименты по выведению новых пород. На экране появился кадр: была заснята собака, выкрашенная в розовый цвет. Клочья шерсти у нее были выстрижены в форме сердечек. Айя подумала, что это очень круто.

— Да ведь это просто пудель, тупица ты и брехло! — не выдержал Рен и запустил в экран подушку.

Айя захихикала. Не сказать, что смешные собачьи стрижки происходили прямиком из эпохи ржавников — точно так же, как шитье меховых шуб и поедание свиней.

— Он только зря небо коптит, — буркнул Рен, — Закрой его!

— Замени его следующим по порядку, — дал Хиро приказ своей умной комнате, и лицо Безымянного пропало с уолл-скрина.

Айя пробежалась взглядом по экранам. Она не увидела ничего, что взволновало бы ее так же сильно, как прогулка на крыше маглева. А ведь "ловкачки" просто обязаны были быть знаменитее, чем пудели, поедание свиней и слухи о бессмертии. Айе просто нужно было убедиться в том, что она станет самым первым репортером-"выскочкой", поместившим сюжет об этой компании на своем канале.

Но тут она увидела, кто появился в верхнем левом углу настенного экрана вместо Безымянного, и вытаращила глаза.

— Ой. — прошептала она. — Кто этот парень?

Но на самом деле она знала, как зовут этого роскошного красавца с лицом, как из манги.

Это был Фриц Мицуно.

Фриц

— Этот пустоголовый — теперь тринадцатый в рейтинге самых популярных технарей-"выскочек"? — простонал Хиро — Быстро, однако.

— Включи звук, — попросила Айя.

— Ни за что! — воскликнул ее брат, — Меня от него тошнит.

Он пошевелил рукой, и лицо Фрица сменилось другим каналом.

Рен наклонился ближе к Айе и прошептал:

— Этот малый — основатель новой группировки под названием "Общество абсолютной честности". А Хиро бесится из-за того, что Фриц решил создать эту группировку сам, без нашей помощи.

— Абсолютная. что? — нахмурилась Айя.

Рен прижал палец к виску, и его айскрины (как у всякого истинного технаря, у него персональные дисплеи имелись в обоих глазах) завертелись.

— Фриц придумал новую операцию на мозге. Совсем как в эпоху Красоты, только в итоге ты не становишься пустоголовым, а не можешь врать.

— Угу, — мрачно кивнул Хиро — Расчет был на то, что откроются новые горизонты для взаимодействия людей. А по правде эти "честняги" только и делают, что целые дни напролет треплются про свои чувства.

— Один мой приятель сделал себе такую операцию на пробу, — поведал Рен — Недельку промучился и потом сказал, что это скука смертная. Выходит так: если ты совсем не врешь, на тебя обязательно кто-нибудь злится.

Хиро и Рен расхохотались и стали просматривать другие каналы и наблюдать за тем, как падает и поднимается рейтинг "выскочек". Новая компьютерная религия оказалась мыльным пузырем. Гамма-сэнсэй все утро теряла рейтинг лица. А вот сюжет о пуделе работал — как это обычно происходило с забавно выглядящими животными, и рейтинг Безымянного подскочил до шестидесяти трех.

Айя молча смотрела в тот угол экрана, где ненадолго появилось лицо Фрица. Она пыталась вспомнить все слова, которые он ей сказал. Ему понравился ее нос, он реши л, что она загадочная, а еще он захотел узнать ее фамилию.

И все это не было враньем. Конечно, когда он узнает о том, что она собственный нос терпеть не может и что этот нос ей достался при рождении, а не стал следствием пластической операции, когда станет ясно, что она уродка, тайком пробравшаяся на вечеринку, что тогда скажет Фриц? Вряд ли стоит ожидать от него вежливой реакции. Его прооперированный мозг не позволит ему скрыть разочарование по поводу различий в амбициях.

Если только к этому времени Айя не повысит свой рейтинг.

— Слушай, Рен, — тихонько проговорила Айя, — ты у кого-нибудь когда-нибудь крал материалы?

— В смысле? Как делают "взломщики моды"? Нет, что ты. Это совершенно неспортивно.

— Да нет, я не про съемку знаменитостей тайком. Что-то вроде работы под прикрытием ради сюжета.

— Даже не знаю. — протянул Рен.

Ему явно стало неловко. Он был заядлым технарем, его сетевой канал был забит проектами всевозможных конструкций и новых компьютерных программ, а историй про людей у него почти не было.

— Городской Совет может скоро изменить правила насчет этого, — сказал Рен, — Понимаешь, они не хотят уподобиться ржавникам — в том смысле, чтобы кто-то получал доступ к важной информации, а кто-то — нет. Но никому не нравятся такие каналы, на которых просто показывают, как кто-нибудь сплетничает про своего друга, подружку или сотрудника. Или когда критики моды насмехаются над одеждой и результатами пластики.

— Ну да, такие каналы все терпеть не могут. Кроме толп народа, которые их смотрят, — парировала Айя.

— Хм! Пожалуй, тебе стоит спросить у Хиро. Он в этом больше соображает.

Айя посмотрела на брата. Тот, погрузившись в специфический сетевой транс, впитывал информацию со всех двенадцати экранов сразу. Можно было не сомневаться: Хиро уже планировал грандиозное продолжение сюжета о бессмертии. Момент для того, чтобы рассказать о собственном новом сюжете, был не самый благоприятный для Айи, в особенности потому, что она должна была упомянуть о пропавшей аэрокамере.

— Может быть, но не прямо сейчас, — ответила Айя. — Ну а ты над чем работаешь?

— Ничего грандиозного, — сказал Рен. — Тут одна команда пожилых красавцев заказала мне сюжетик. Баллов у них до фига, а по части рейтинга лиц — так себе. Эти чудаки пытаются воссоздать животных, истребленных в эпоху ржавников, представляешь? Из остатков древней ДНК и генного мусора.

— Правда, что ли? — изумилась Айя. — Слушай, а это круто, между прочим!

— Ну да, вот только оказалось, что они решили начать с червяков, слизней и насекомых. Ну, я им и говорю: "Червяки? Вы мне дайте знать, когда дойдете до тигров!" — Рен расхохотался, — Кстати, я смотрел твой сюжет насчет граффитчиков в подземке. Отличная работа.

— Правда? — Айя почувствовала, что краснеет. — Эти парни показались тебе интересными?

— Станут интересными, — пробормотал Хиро, не оборачиваясь, — Лет этак через тысячу, когда их художества раскопают.

Рен улыбнулся и прошептал:

— Вот видишь? Хиро тоже смотрит твой канал.

— Ага, а она мне взаимностью не отвечает, — буркнул Хиро, не отрывая глаз от экрана.

— Ну а ты теперь что снимать собираешься, Айя-тян? — спросил Рен.

— Это пока секрет.

— Секрет? — переспросил Хиро, — О-о-о, как загадочно.

Айя вздохнула. Она пришла, чтобы попросить брата помочь ей, но он явно был не в том настроении, чтобы возиться с ней. Вышел в первую тысячу. Что его теперь могло волновать?

И вообще, наверное, это было бессмысленно. Она не была уверена даже в том, что "ловкачки" сдержат свое обещание и свяжутся с ней, а если не свяжутся — как их потом искать?

— Не бойся, Айя-тян, — сказал Рен. — Мы никому не скажем.

— Ладно. Вы хоть раз слышали про "ловкачек"?

Рен глянул на Хиро. Тот медленно повернулся на вертящемся стуле. И он, и Рен очень странно посмотрели на Айю.

— Слышал про них, — сказал Хиро. — Но они не настоящие.

— Ненастоящие? — Айя рассмеялась. — То есть роботы или еще что-то в этом духе?

— Скорее всего, это лишь слухи, — пояснил Хиро, — "Ловкачек" не существует.

— А что ты про них знаешь? — спросила Айя.

| следующая лекция ==>
Глава 3. Виды юридического этикета | ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА : ОСНОВНЫЕ ПЕРСОНАЖИ.

Дата добавления: 2018-11-11 ; просмотров: 56 | Нарушение авторских прав