Beginner / Чехов душечка на английском языке

Переводы произведений Чехова на иностранные языки

Чехов душечка на английском языке 1

Раздел : филология, лингвистика

дата публикации : 13.02.2015 2015-02-13

Статья просмотрена: 9157 раз.

цитирование:

Мирзабаев А. М. Переводы чеховских произведений на иностранные языки // Молодой ученый. - 2015. - № 4. - С. 787-792. URL https://moluch.ru/archive/84/15545/ (доступ: 29.02.2020).

В этой статье мы рассмотрели переводы произведений Чехова на иностранные языки, и, я бы добавил, вопросы перевода его произведений по-прежнему остаются актуальными. Многие из его историй требуют новых переводческих решений для достижения, если не полной, частичной эквивалентности. Произведения Чехова - очень сложный объект анализа и интерпретации, объясняющий факт постоянного переиздания чеховских сборников на иностранных языках. Нельзя сохранить при переводе все элементы оригинала, содержащие историческую и национальную специфику, но это, безусловно, должно вызвать у читателя впечатление, иллюзию исторической и национальной среды. В переводе имеет смысл сохранить только те элементы специфичности, которые читатель может воспринимать как типичную инопланетную среду, т. Е. Только те, которые могут восприниматься как «носители национальной и исторической специфики». Если невозможно точно скопировать оригинал, необходимо хотя бы избежать явного несоответствия с ним.

Ключевые слова : переводческая работа, публикация, сбор, анализ, публикация

"переведено на все языки, кроме иностранных. Однако немцы уже давно переводят. Чешские и сербские языки также одобряют это. Французы не чужды взаимности.

Очень приятно, что я перевел на датский. Теперь я спокоен за Данию.

Они чаще отправляют Меня во Францию, Толстого. "

сегодня чехи переведены на более чем 92 языка - английский, немецкий, греческий, иврит, казахский, болгарский, испанский, сербохорватский, французский, датский, чешский, японский, румынский, китайский, корейский, польский, португальский, Венгерский, турецкий, хинди, арабский. Переводы его рассказов стали появляться при жизни автора. Многие из историй были переведены несколько раз разными переводчиками. Однако отношение Чехова к переводам его произведений на разные языки было неоднозначным.

Известно, что Чехов не хотел, чтобы его пьесы были переведены и поставлены за пределами России.Он полагал, что иноязычная публика не сможет понять все «конкретно национальные» коды, зашифрованные в его драме. Возможно, он был прав, потому что, например, его произведения переводились на английский исключительно через призму английской культуры. Работы Чехова часто рассматривались через призму западных литературных движений, что искажало их смысл.

Первые переводы чеховских рассказов впервые появились во Франции в 1893 году. С того времени слава писателя начинает расти по всей Западной Европе. Вообще французы предпочитают пьесы Чехова. Чехов несколько позже, чем в Англии, становится классикой для французов.

Перевод произведений Чехова, написанных им самим, сделал Дени Рош, единственный уполномоченный переводчик (переводчик Чехова начал свою деятельность еще при жизни и с его одобрения). В общей сложности это первое французское собрание сочинений Чехова заняло 18 томов. Еще один сборник произведений Чехова был опубликован в 1952-1971 гг. под редакцией Жана Перуса. Переводы чеховской прозы также публиковались в отдельных книгах и журналах [1, с. 639].

А.П. Чехову особенно холодно было переводить на английский. Его переводчиком была О.Р. Васильева. Она перевела рассказы Антона Павловича на английский и французский языки. На вопрос Васильевой о том, как британский журнал рассылает переводы своих коротких рассказов, Чехов писал: «И я думаю, для британской публики я представляю такой небольшой интерес, который так или иначе сильно проявляется, печатал ли я в английском журнале или нет».

Перевод Чехова в Англии появился позже, чем во Франции и Германии. Имя Чехова впервые появилось на английском языке в 1889 году, а затем на страницах периодических изданий периодически появлялись переводы отдельных рассказов. Чехов был представлен англичанам как «приятный автор небольших психологических исследований и несчастный драматург». До начала 20-го века «английский чеховский» дополнялся всего несколькими публикациями: в 1897 году были напечатаны переводы рассказов «Overdone», «Тоска» и «Fever». В основном редактора и издатели упорно отвергали послали их переводы [1].

Первым переводчиком Чехова в Англии был английский журналист и писатель Р. Э. Лонг, который с 1898 года посещал Россию в качестве специального корреспондента различных британских и американских газет. Он владеет сборником и переводом первых сборников рассказов Чехова, опубликованных в Англии в 1903 и 1908 годах. Перевод рассказов Чехова сделан в основном без семантических искажений, хотя почти в каждой истории есть одна или две прямые ошибки в словарном запасе или неточностей. К недостаткам следует также отнести обилие амплификации, упрощения и даже сложные проходы в своем стиле или для передачи реалий поля. В результате перевод долго давал в целом правильное представление об истории и персонажах чеховских рассказов, но очень грубо об их стилистической самобытности и языковой структуре [1,].

В первые десятилетия 20-го века было также несколько английских переводов Чехова в американских, британских и канадских периодических изданиях. Причем предпочтение отдавалось рассказам более или менее «басня». Так, в двойном переводе рассказа «Страшная ночь» была опубликована новая английская версия рассказа «Сонный».

Еще один переводчик Чехова на английский - С. С. Котелянский. Котелянский был родом из России, он прибыл в Англию в 1911 году. Перевод Чехова на первую книгу 1915 года был сделан Котелянским в сотрудничестве с Дж. М. Марри.Чехи интересовались ими прежде всего как автор психологического романа, поэтому выбор пал на те истории, в которых главную роль играет характерный для Чехова тонкий анализ «деталей чувств», а сюжет - движения душа - постоянные вариации, изменения, переходы и события - скрытые за обыденным ходом повседневной жизни. В отличие от Лонга и Фелла, они предпочитали истории с наименьшим количеством деталей национальной жизни, без плотного местного колорита, который отвлекал внимание от универсального психологические и философские проблемы человека. Характерно, что реалии в переводе Котелянского несколько затемнены: характерные русские имена заменены похожими общеевропейскими именами. Тем не менее его переводы отличаются большой осторожностью при чтении оригинала [1].

Сборник «Чеховских рассказов» в переводах Констанции Гарнетт включал 201 прозаическую работу - 188 из 240, отобранных Чеховым для пожизненного издания и 13 из тех, что появились в нем посмертно. Более 100 рассказов, в том числе «Новый коттедж», были впервые опубликованы на английском языке. С этой публикации началось восхищение Чехова и восхищение английским языком, которое не ослабло по сей день. Чеховские переводы Гарнетта вызвали много похвал у его современников и следующего поколения. В течение почти полувека - до середины 50-х годов - в английских странах читатели делали свои суждения о чеховской прозе в основном на основе ее переводов [1].

До конца 40-х годов новые переводы чеховских рассказов и рассказов были относительно редки. Основные усилия переводчиков были направлены на расширение «чеховского репертуара»: читателя познакомили с тем, что не вошло в сборник К. Гарнетт.

Чеховские юбилейные годы - 1954 и 1960 годы - были отмечены необычайным интересом к Чехову в англоязычных странах, особенно в Великобритании и США. Увеличилось количество пьес Чехова, изданий переводов его прозы и драмы.

В отличие от критиков 20 лет, судивших Чехова в основном без знания его родного языка, английские чеховские ученые в работах 50-60-х годов изучали его работы по русским источникам. И оказалось, что принятые переводы, в том числе перевод К. Гарнетта, не соответствуют стилистически неподходящим оригиналам и не могут служить правильной иллюстрацией в серьезном исследовании. Р. Хинли, например, отказался использовать имеющиеся варианты, заменив их своими. Остальные авторы были подвергнуты цитируемым переводам важной обработки и редактирования. Делается вывод о необходимости пересмотра английских текстов Чехова. 50 лет неполноценности игровых переводов стали указывать еще более решительно.

В 60-е годы за 5 лет английские и американские издательства опубликовали 8 сборников, в которых предлагался новый английский перевод, неоднократно рассказы Чехова. Все это были попытки воссоздать чеховскую прозу в ее стилистической уникальности, во всем богатстве ее интонации, лексическом разнообразии и синтаксисе, характерном для современного психологического письма, одним из пионеров которого были чехи. Лишь воссоздавая чеховскую прозу в ее оригинальном ключе стиля, вы можете полностью разрушить годы, существовавшие легенды о Чехове - о "мрачных людях" певца и о Чехове - сочувствующем ничтожности интеллигенции со своей стройной, но не приспособленной к жизни душой.

Англицизация Чехова, и многие переводчики просто отрицали существование Чехова в русской культуре, а перевод Чехова на английский звучал как настоящий англичанин. Михаил Фрейн в дебатах о театральных переводах в 1989 году заявил, что универсальный Чехов: «Чехов - это определенный плюс - вы можете не знать ни слова по-русски, а переводить его пьесы, потому что каждый знает, что пишет Чехов, каждый понимает, что он имел в виду сказать "[2, с. 92].

В предисловии к своему переводу «Вишневого сада» в 1978 году Тревор Гриффитс объясняет, как трансформировался чеховский текст в переводе: «Жесткая, яркая сложность Чехова превратилась в примирительную, сентиментальную вкус. Перевод следовал за переводом», эти «идиомы» были заменены «нашим», «классовым» нашим «классом» до тех пор, пока историческая и социологическая идея пьесы не была настолько затенена, что она потеряла всякий смысл »[2, с. 92].Гриффит хотел этим сказать, что практика перевода Чехова на английский установила условный метод чтения его произведений. Это привело к значительным потерям в намерениях автора. Процесс аккультурации «приручил» русского писателя и сместил акцент с истинных культурных аспектов. И в конце концов, есть не русский чехов, а английский, точнее, английский чехов, выходец из среднего класса [2, с. 92]. И можем ли мы говорить о какой-либо сопоставимости, учитывая такие большие культурные различия?

Характерно, что многие из юмористических рассказов Чехова не были переведены на английский язык. Трудно перевести эти истории - местный колорит очень силен в его шутках. Доминирующим примечанием во всех историях было издевательство над слабостями и глупостями человеческой расы; даже критик с особенно острым зрением не мог разглядеть в них человеческую симпатию и тонкий юмор. Большинство этих рассказов Чехов никогда не переиздавал, и лишь немногие из них были удостоены английского перевода.

Известный современный чеховский переводчик Харви Питчер, пытаясь ответить на вопрос, почему юмористические рассказы Чехова так мало известны англоязычному читателю, называет две причины - неадекватность существующих переводов и нежелание многих издателей уничтожать Образ Чехова как сугубо «серьезного» писателя [3, с. 217].

Что касается неадекватности переводов, Питчер объясняет, прежде всего, тот факт, что рассказы, как правило, трудно перевести. Чеховские юмористические рассказы помимо богатого диалога, в котором в основном не слишком образованные персонажи, чья речь далека от литературной нормы и своеобразна [3], адекватная передача такого диалога невероятно трудна для задачи переводчика.

В США знакомство с произведениями Чехова, начавшееся в 90-х годах 19-го века, однако широкая известность пришла к нему только в 20-х годах 20-го века, когда США в массовом порядке начали публиковать свои рассказы и пьесы, когда он впервые опубликовал сборник своих сочинений в переводе К. Гарнетта. В Соединенных Штатах долгое время существовала легенда о Чехове - летописце и пессимисте. Потребовались десятилетия, чтобы преодолеть этот миф. По словам Виннера, знакомство американского читателя с Чеховым пускало некачественные переводы, которые представляли читателю его произведения.

Несмотря на огромное количество публикаций и постановок произведений Чехова в Соединенных Штатах, несмотря на многочисленные исследования о писателе, Чехов, по словам профессора Томаса Уинтера, является «загадкой для американских критиков и гораздо сложнее, чем Толстой». Тургенев и Достоевский, с которыми американская читающая публика была гораздо более знакома »[4].

В 1983 году в США вышло 22 сборника чеховских рассказов. Некоторые из них являются факсимильными перепечатками ранее опубликованных переводов, стиль которых, по мнению американского читателя, устарел; другие взяты из британских публикаций. Несмотря на то, что многие из них включают старый перевод К. Гарнетта (в котором британский вариант английского языка начала века не подходит американскому читателю), существуют новые переводы, которые ближе по тону и стилю чеховского текста.

Книга под редакцией известного литературного критика Эдмунда Уилсона (Edmund Wilson) «Мужчины» и другие истории »была впервые издана в 1956 году и оставалась моделью более десяти лет. В 1960 году Энн из Даннигана (Dunnigan, Ann) выпустил сборник "Антон Чехов". «Избранные рассказы», ​​включающие двадцать коротких рассказов, в том числе 12 ранних, ранее не публиковавшихся на английском языке. Сборник из Даннигана дал возможность американскому читателю, привыкшему относиться к Чехову как пессимистическому летописцу старой России, найти в нем иронию и юмор [1].

Один из наиболее представительных чеховских сборников рассказов «Образ Чехова», составленный и переведенный Робертом Пейном, был впервые опубликован в 1963 году и переиздавался семь раз с конца 70-х годов. В 1963 году изданием «Антон Чехов. Семь сказок» была издана Барбара Макановицкая. Коллекция включает в себя семь весьма объемных работ Чехова: «Дуэль», «Палата № 6», «Ребята» и другие.

В 1965 году Анна Данниген выпустила еще один сборник произведений Чехова. В дополнение к предыдущему изданию были включены важные зрелые предметы Чехова, в том числе «Палата № 6»

Развитие художественного наследия Чехова в Испании происходило в несколько периодов. Переводы русского писателя появились только в начале XX века, сначала в периодических изданиях, а затем в отдельных сборниках. Следующая волна интереса к творчеству Чехова, самая интенсивная, приходится на 20-е годы. И Чехов воспринимается совершенно по-новому в послевоенной Испании [1].

Первое упоминание в испанской прессе о Чехове было зарегистрировано в библиографических источниках к 1894 году, когда один из журналов, цитируемых из журнала «Русская мысль», был одним из очерков, которые впоследствии появились в книге «Остров Сахалин». Первые переводы Чехова на испанский язык появились еще при жизни писателя. С января по апрель 1903 года журнал La Espana moderna публикует поединок Чехова. С него начинается знакомство испанского читателя с творчеством Антона Павловича. В декабре того же года журнал публикует рассказ «Принцесса», а затем публикации чеховских рассказов сменяют друг друга. В 1904 году в Испанию выходят сразу две книги - роман «Дуэль» и сборник рассказов, где вместе с его ранними рассказами («В изгнании», «Ванька», «Беда», «Меланхолия») вошли в «Камеру» № 6 ".

в 19210 году он создал испанского критика Э. Диеса Канедо: «Чехов появился на полках библиотек испанцев вскоре после выхода его книг на французском языке» [1]. В 20 лет выпущено несколько сборников рассказов Чехова, а также повышается художественное качество переводов. Если первые чеховские публикации в Испании брали на французском тексте, то сейчас мы делаем их с людьми, знающими русский язык, а для некоторых из них это их родной язык. Особенно известными переводчиками русской литературы в этот период были Н. Тасин и Г. Портнов. Знание реальности также оказывает положительное влияние на качество их переводов. Поэтому в последующих изданиях Чехова в 40-х, 50-х и 60-х годах использовались переводы и хранилась подборка рассказов, предложенных Таниным и Портновым.

В 1920 году в серии «Мировая литература» появляется еще один сборник, составленный Таниним (рассказы «Гусев», «Хирургия», «Беззащитное существо», «Нон пришибеев», «Тссс!» И т. Д.) , Дальнейшие сборники чеховских рассказов сменяют друг друга, и их состав каждый раз меняется [1].

За 30 лет чеховские рассказы переведены не только на испанский, но и на каталанский язык. Первый перевод Чехова на каталанский язык датируется 1909 годом, а затем перевел рассказ «Друг человека». В 1931 году он опубликовал первый сборник рассказов Чехова на каталанском языке, в том числе рассказы «Черный монах», «Агафья», «Ведьма», «Дама с собакой» и т. Д.

В 2000 году Р. Сан-Висенте для издательства "Барселона" переводит рассказы "Кузнечик", "Крыжовник", "Дорогуша".

Если в первой половине 20-го века испанцы представляли Чехова главным образом как романиста, начиная с 50-х годов с растущим интересом к его драме, постепенно меняется отношение к ней. В современной Испании чехи, пожалуй, самые популярные зарубежные драматурги [1].

Истории Чехова стали известны в Германии относительно рано. В 1890 году он опубликовал сборник под названием «Русский народ». В следующем году тот же переводчик Чехова Йоханнес Трейман выпустил еще одну коллекцию In Gloaming.Сюда вошли рассказы двух чеховских антологий - «Пестрые сказки» и «Сумерки». Переводчик выбрал не столько ранние юмористические произведения, сколько истории трагического звучания. Сами переводы довольно тяжелые и неуклюжие. Возможно, поэтому резонанс с появлением работ Чехова на немецком книжном рынке был незначительным. Только с 1897 года писатель начал завоевывать немецкого читателя. В 1897 году появились еще два чеховских издания: сборник «Русский флирт», в который вошли рассказы «Ариадна», «Джемперы», «Захват», «Володя Великий и Володя Маленький» и перевод рассказа «Мой Жизнь »под странным названием« Путь к безумию ». Это было началом истории многочисленных чеховских переводов, которые не прерывались до 1905 года. В начале двадцатого века чеховские публикации находятся в потоке. Если в 1900 году был только один перевод, то в 1901 году уже было 9 таких публикаций, и две из них являются многотомными. В 1902 году было 14 чеховских переводов, большинство из которых были пьесами, переведенными сразу несколькими переводчиками. Наибольшим успехом в то время был в то время роман «Дуэль».

Немецкие читатели 1920-х годов обязаны венгерскому переводчику и критику Ричарду Хоффману многими новыми переводами, опубликовав самые важные рассказы Чехова. В 1950-х Хоффман переработал свои старые переводы, которые давно исчезли из продажи, дополнил их ранее непереведенными историями, собрал коллекцию и предложил ее издателю Курту Дешу, который затем перепечатывал мировую классику. Эта публикация Чехова никогда не доходила до серьезных читателей.

Следующий этап «немецкой истории» Чехова (1949-1963) целиком посвящен его прозе. Главной особенностью его творчества считается «русская душа», каждый волен многое понимать, чего хочет. Эта тенденция сохраняется до середины 1960-х годов. Уже в 1960 году были некоторые предпосылки для изменения отношения к творчеству Чехова. К этому времени было подготовлено наиболее полное издание книги Чехова на немецком языке.

Как отметил Клаус Беднарз: «На самом деле с переводами было плохо». Беднарз сумел провести тщательный филологический анализ всех переводов Чехова на немецкий язык, сделанный до 1966 года, который привел его к выводу, что «еще не готов воспринимать Чехова не только немецкая публика», но что переводчики Чехова все же сделали не соответствует его предмету.

Давайте рассмотрим один пример. В 1902 году в Германии выходит «Палата № 6» под названием «Eine gottgefällige Anstalt», то есть «Благотворительные учреждения». Судя по всему, переводчик прибег к такому преобразованию для более точной передачи смысла. Тем не менее, этот вариант не завоевал популярность, и в 1904 году история появляется в немецком переводе под другим заголовком - «Krankensaal nr. 6 »(« Больничная палата № 6 »). В том же году «Палата № 6» появилась в другой публикации, уже называемой Эйн Кранкенхаус - «Больница». Переводы Чехова на немецкий язык часто трудно объяснить трансформацией перевода, и этот вопрос заслуживает более тщательного анализа. Неудивительно, что с переводами на немецкий Чехов является причиной такого скептицизма: «На немецкий язык я перевел и перевел и перевел уже, а то, что не перевел - я не знаю. ... Кстати, много переводчиков, особенно для немецкого, я получаю много электронных писем с просьбой разрешить перевод для многих, некоторые из которых остались без ответа, я видел много переводов с русского и в конце концов пришел к выводу, что перевод с русского должен не быть ".

На примере пьес Чехова Беднарц представляет собой каталог трудностей, возникающих при переводе русского языка, изучая регион, лексикологию, грамматику, а также морфологию и синтаксис.Здесь он включает в себя проблему специфических русских «termini technici»: переводить ли, например, понятие «земство» или «няня» или лучший вывод в немецком тексте как заимствование, как это было сделано до 1914 года? Мы привыкли к английскому «дворецкому» и французскому «консьержу», поэтому в случае с няней нам нужно использовать соответствующие немецкие концепции, которые сделали бы текст более заметным отчуждением и все еще будут восприниматься большинством читателей как "типичный русский"? [1]

это включает, например, многочисленные формы миниатюрных, гипокористических форм имен в русском языке, которые имеют другое значение, чем в немецком языке. Так что в переводе они как-то признаны как трогательные формы «типичной русской моды». Или своеобразный способ русских, обращаться друг к другу как «Вы», называть друг друга по имени и отчеству: немецкой публике было так сложно различить актеров на сцене, что некоторые режиссеры решили заменить ссылку «Любовь» на апелляцию ». Фрау Мария ". Но возможна ли такая интерпретация?

Не в последнюю очередь среди общих проблем перевода стоит вопрос о коротких словах и более длинных предложениях в немецком языке, из-за наличия статьи, различного использования личных местоимений или инфинитивных, вовлеченных и словесных фраз причастия, которые встречаются на русском языке чаще, чем на немецком. Немецкое предложение требует значительно большего количества слов: по правилам публикации перевод с русского на 15-20% длиннее исходного текста. Кроме того, часто бывает так, что переводчики без видимой причины «раздувают» предложения, еще более «разбавляя» их содержание [1].

В практике перевода Запада понятие «элегантность» перевода никогда не было доминирующим, перевод здесь не предназначен для полной замены оригинала. Другими словами, перевод никогда не может существовать в статусе законченных произведений искусства, за редким исключением, и переводчик всегда оглядывается на оригинал. Это объясняет, почему на Западе так часто переводятся и переворачиваются тексты, если они не воспринимаются как достойные оригинала [5, с. 236].

В настоящее время в Германии готовится к публикации полное собрание сочинений Чехова. За переводом пришел немецкий писатель и переводчик Петр Урбан. В интервью «Дойчланду» Петр Урбан сказал, что навсегда создает иллюзию того, что Чехов писал по-немецки. Для него самое важное - сохранить литературную форму и порядок слов в предложении. «Перевод в любом случае - только подход к тексту, он никогда не будет идентичен оригиналу», - говорит переводчик. К заслугам Петра Урбана можно отнести то, что Чехова по-немецки сегодня можно прочитать так, как он написал - точно и кратко.

На других языках Чехов также широко переводился при жизни. Есть переводы рассказов Чехова, но при всем многообразии переводов его произведений В.П. Чехов все же разочаровался в любой практике перевода своих произведений. В своем письме к С.И. Саровскому от 10 октября 1902 г. Чехов писал: «... переводчики, особенно для немецкого языка, получают много писем (с просьбой разрешить перевод), многие отвечают, некоторые остаются без ответа; я видел Много переводов с русского и в итоге пришли к выводу, что переводить с русского не стоит ».

Таким образом, история чеховских переводов на иностранные языки продолжается. Тем не менее русский писатель остается одним из самых трудных для интерпретации. Вот почему многочисленные переводчики Чехова до сих пор ведут споры об адекватности существующих переводов и принимают тот факт, что переиздание писателя необходимо.

1. Чехов и мировая литература // Литературное наследие. - М .: Наука, 1997. - Т. 100. - кн. 1. - 639 с.

2. Баснетт, Сьюзен. Построение культур: Очерки по литературному переводу / Сьюзен Баснет и Андре Лефевер. Темы в переводе: 11. - Cromwell Press, 1998. - 143 с.

3. Кувшин, Харви. Chtkhov. Комические истории. - Лондон, 1998. - 217 с.

4. Венути, Лоуренс. Переосмысление перевода: дискурс, субъективность, идеология. - Корнуолл, 1992. - 236 с.